Схема Запретного города 20 страница

Император нуждался в отдыхе.

После небольшого перерыва Кью Лянь снова заговорил.

– Русские тоже присоединились к общему грабежу, Ваше Величество.

Сянь Фэн сделал глубокий вдох, и только потом спросил:

– Чего же они хотят?

– Пересмотреть северную границу по рекам Амуру и Уссури.

– Глупости! – взвизгнул Сянь Фэн и тут же закашлялся, так что к нему поспешили евнухи с полотенцами и вытерли ему лоб и шею. Он оттолкнул их прочь. – Кью Лянь, и ты позволил всему этому свершиться?.. Ты!..

– Ваше Величество, я не заслуживаю никаких извинений и ни о чем не прошу. Я уже попрощался со своей семьей и готов повеситься. Жена и Схема Запретного города 20 страница дети заверили меня в том, что они все поймут. Мне только хотелось бы вас заверить, что я сделал все, что в моих силах, чтобы вернуть варваров к столу переговоров, но они отказались и только угрожали войной. И... – Тут Кью Лянь осекся и обернулся к своему зятю.

Принц Гун сделал шаг вперед и закончил за него фразу:

– Вчера русские палили из пушек. Принимая во внимание, что они могут угрожать столице, министр Цзай Юань подписал договор и согласился на все пункты русских. Вот, Ваше Величество, копия договора.

Император Сянь Фэн очень медленно взял в руки документ.

– К северу от реки Амур и к Схема Запретного города 20 страница югу от горного хребта Вайсин-ань, не так ли? – спросил он.

– Именно так, Ваше Величество.

– Но это огромная территория.

Многие из чиновников тоже были в курсе, насколько велика эта потеря, и начали плакать.

– Су Шунь! – позвал император, медленно вставая с трона.

– Я здесь, Ваше Величество! – Су Шунь выступил вперед.

– Обезглавьте Цзай Юаня и снимите Кью Ляня со всех его постов!

Глядя на то, как стража тащит Кью Ляня из зала, я содрогнулась. Во время перерыва я улучила момент, чтобы поговорить с принцем Гуном. Я умоляла его сделать хоть что-нибудь, чтобы остановить действие императорского приказа. Принц заверил меня Схема Запретного города 20 страница, что беспокоиться не стоит, потому что Су Шунь в курсе, и он не будет выполнять приказание Сянь Фэна. Он сказал «да» только для того, чтобы успокоить Его Величество. Все при дворе считают, что Су Шунь сможет повлиять на императора, потому что заменить Кью Ляня некем.

В последние месяцы император Сянь Фэн стал еще более зависимым от Су Шуня и других своих главных советников. Я молилась о том, чтобы Су Шунь смог удержать Небо над головой императора. Несмотря на всю мою неприязнь к всесильному министру, я не собиралась становиться его врагом. Я даже в мыслях не имела ему угрожать Схема Запретного города 20 страница, однако в один прекрасный день наше столкновение стало неизбежным.

Три дня подряд шел снег. На улице лежали сугробы глубиной в два фута. Дома угольные жаровни работали без перерыва, но все равно стоял такой холод, что пальцы отказывались шевелиться. Завернувшись в меховую накидку, Сянь Фэн полулежал в кресле во Дворце духовного воспитания. Глаза его были закрыты.

Я сидела за столом, занимаясь предварительным просмотром всех полученных только что документов. За последние несколько месяцев я снова превратилась в секретаря Его Величества. У него попросту ни на что не хватало сил, и он попросил меня помочь ему разобрать хотя бы самые неотложные письма, чтобы Схема Запретного города 20 страница он мог на них ответить. Его Величество вслух произносил слова, а я составляла из них связные предложения.



Такая практика могла показаться при дворе вызывающей, однако я все равно очень гордилась доверием Его Величества. Вдруг я снова превратилась из покинутой наложницы в его близкого друга, и мне не надо было больше вплетать слезы в стежки своего бесконечного вышивания. У меня появился шанс принять участие в осуществлении мечты Его Величества о возрождении Китая. Я даже стала лучше себя чувствовать – энергия била из меня ключом. Впервые за долгие месяцы я снова увидела в глазах императора истинное восхищение. Однажды ночью, проснувшись на Схема Запретного города 20 страница своем кресле, он вдруг взял меня за руку, как бы желая этим показать, что очень ценит мою помощь. В то время он уже перестал вызывать к себе своих китайских наложниц и даже не искал встреч с Нюгуру, хотя я умоляла его хотя бы изредка совершать с ней прогулки.

Сама я заходила к Нюгуру, чтобы проведать своего сыночка Тун Чжи, который спал в ее дворце вместе со своими няньками. Я рассказала ей о том, чем занимаюсь по просьбе императора. Моя покорность ей понравилась.

Каждый день перед рассветом я одевалась и отправлялась в паланкине во Дворец духовного воспитания. Там я тут же начинала сортировать Схема Запретного города 20 страница официальные бумаги по разным коробкам. В это время император Сянь Фэн все еще спал в соседней комнате. Я расставляла коробки в порядке спешности находящихся в них документов. Когда, ближе к восходу солнца, император просыпался и выходил в рабочий кабинет, я уже была готова вкратце доложить ему о самых главных событиях. Он долго размышлял и взвешивал свои решения. Иногда даже затевал дискуссии со мной, после чего от меня ожидалось, что я набросаю черновик его эдикта.

Иногда я осмеливалась вносить свои предложения, которые, как мне казалось, должны были совпасть с мыслями Его Величества. А однажды он долго не вставал Схема Запретного города 20 страница, в то время как некоторые бумаги требовали немедленного ответа. Чтобы не терять даром времени, я набросала ответ в его стиле, а потом, когда он проснулся, прочитала ему вслух. Он не сделал никаких исправлений. Эдикт был отослан, запечатанный его печатью.

После этого я стала чувствовать себя увереннее. С тех пор Сянь Фэн часто просил меня писать эдикты вместо него, а сам занимался только тем, что просматривал их и отсылал. Иногда у меня сдавали нервы, и я страстно желала проконсультироваться с принцем Гуном или с Су Шунем, однако мне было ясно, что это невозможно.

Однажды утром я набросала черновики семи документов и Схема Запретного города 20 страница взялась за восьмой. Дело шло туго, потому что в нем говорилось о совершенно незнакомом мне пункте договора. Я решила подождать и, когда услышала, что Его Величество проснулся, понесла документ к нему.

Сянь Фэн полулежал в ротанговом кресле с закрытыми глазами. Рядом стоящий евнух кормил его с ложечки супом из оленьей крови. Вкус его, очевидно, был отвратительным, потому что Его Величество страдальчески морщился и отплевывался. Суп черной струйкой тек у него изо рта. Только я собралась прочитать ему свой набросок, как вдруг послышался голос главного евнуха Сыма:

– Доброе утро, Ваше Величество. К вам прибыл Су Шунь.

– Здесь ли Его Величество Схема Запретного города 20 страница? – раздался нетерпеливый голос Су Шуня. – У меня неотложное дело.

Не успела я ретироваться, как Су Шунь решительно ворвался в комнату Его Величества. Сянь Фэн слегка приоткрыл глаза и увидел перед собой сановника на коленях. Я стояла у стены и надеялась, что никто меня не заметит.

– Поднимись, – выдавил из себя Сянь Фэн. Евнух срочно вытер с его подбородка остатки супа и помог ему сесть вертикально. – Это снова насчет русских?

– Да, к сожалению, – ответил Су Шунь, поднимаясь с колен. – Посол Игнатьев отказался вести переговоры на наших условиях и объявил о дате наступления.

Император бессильно свесился на одну сторону кресла Схема Запретного города 20 страница и начал чесаться под ребрами.

– Орхидея, ты слышишь, что говорит Су Шунь? – сказал он, запуская в меня черновиком. – Порви его! Какой смысл в составлении эдиктов? Что я еще могу сделать? Эти волки не оставят меня в покое, пока не высосут из меня всю кровь!

При виде меня Су Шунь вздрогнул. Глаза его сузились. Он смотрел попеременно то на меня, то на Сянь Фэна. Я понимала, что мое присутствие его оскорбляет. Его взгляд кричал красноречивее всяких слов: «Женщина, возвращайся к своему вышиванию!»

Но я чувствовала, что должна дать императору ответ. Может быть, Су Шунь удостоверится наконец, что император доверяет мне Схема Запретного города 20 страница не просто так и что моя помощь может быть очень полезной.

Наверняка задай Су Шунь Его Величеству вопрос, и тот обязательно меня бы похвалил. Месяц тому назад в провинции Сичуань случилось наводнение. Сотни крестьянских семей потеряли крышу над головой и оказались на грани голодной смерти. Когда Сянь Фэн услышал, что ради того, чтобы выжить, многие едят своих собственных мертвых детей, он выпустил декрет, в котором обязал правителей Гианьсю и Аньхоя открыть государственные зерновые хранилища. Однако там не оказалось ни зернышка, потому что все они были опустошены задолго до наводнения, во время сражений с тайпинами и иностранцами.

Я предложила Его Схема Запретного города 20 страница Величеству собрать деньги с коррумпированных чиновников. Я сказала, что он должен приказать государственным чиновникам по всей стране обнародовать свои доходы, а через некоторое время послать инспекторов, чтобы они проверили приходные книги и сравнили, совпадают ли указанные в них суммы с объявленными в декларации.

– Но ведь это может вызвать всеобщее негодование! – воскликнул Его Величество.

– Ничуть, – ответила я. – Особенно если мы добавим в ваш декрет пункт о том, что никого не привлекут к ответственности за растрату государственных денег, если виновные добровольно пожертвуют их на помощь пострадавшим от наводнения.

Декрет сработал превосходно. Император Сянь Фэн наградил меня разрешением посетить семью. С тех пор Схема Запретного города 20 страница Его Величество доверял мне в составлении большинства своих декретов. С каждым днем я становилась все смелее. От имени императора я поощряла критические замечания и предложения со стороны местных чиновников. Их соображения и пространные донесения мне очень помогали.

Однако, чувствуя нарастающее удовлетворение от проделанной работы, я в то же время не могла не заметить, что Сянь Фэн столь же неуклонно теряет к этой работе интерес. Противостоять его нарастающему пессимизму всем нам было очень трудно. Теперь он большую часть времени пребывал в депрессии и, кроме того, его мучили постоянные физические боли. Когда я приносила ему Тун Чжи, у него не хватало сил Схема Запретного города 20 страница даже на то, чтобы с ним поиграть. Через несколько минут он отсылал сына обратно. Теперь он даже перестал перечитывать составленные мной эдикты. Когда приходили особой важности государственные бумаги, он тут же передавал их мне на просмотр. Он сердился даже тогда, когда я решалась проконсультироваться с ним по некоторым вопросам, а когда я все же настаивала, чтобы он ознакомился с некоторыми пунктами, он отталкивал мои руки и говорил:

– У меня в голове клопы устроили себе такие громадные гнезда, что мне больше нечем думать.

Жизнь Его Величества клонилась к закату. Но ради Тун Чжи мне необходимо было, чтобы он жил Схема Запретного города 20 страница как можно дольше. Я работала не покладая рук. Даже количество приемов пищи я сократила с пяти до двух, а иногда вообще питалась один раз в день. Чтобы заставить меня питаться лучше, Ань Дэхай нанял нового повара из моего родного города Уху, и тот готовил любимые мной с детства блюда: помидоры, лук и капусту. Чтобы пища долго сохранялась теплой, Ань Дэхай придумал специальный контейнер из бамбуковых палочек.

Часто я просыпалась и обнаруживала, что заснула прямо за столом, уронив голову на руки. О том, чтобы делать сложные прически, я и думать забыла. Всей душой стремясь к своему сыну Тун Чжи, я в то Схема Запретного города 20 страница ж время почти полностью оставила его на попечении Нюгуру. Иногда мне приходилось работать до рассвета, и тогда Ань Дэхай ждал меня где-нибудь рядом с одеялом наготове – на тот случай, если вдруг оно мне потребуется. Часто он тоже засыпал прямо на стуле. Иногда я слышала, как он во сне обращался к своему попугаю:

– Конфуций, больше никаких поздравлений!

– Что же еще я могу сделать?

К вящему неудовольствию Су Шуня, я поспешила ответить Его Величеству.

– Я бы не стала уступать русским. Русские пытаются воспользоваться тем трудным положением, в которое мы попали благодаря англичанам и французам. Китай не должен Схема Запретного города 20 страница давать повод думать, что он является легкой добычей для всех, кто хочет его съесть.

– Надеюсь, ты хорошо слышал, что она говорит? – спросил Его Величество. – Мы должны показать нашу силу.

Су Шунь кивнул-

– Да, Ваше Величество.

– Завтра же отправляйся к русским и не возвращайся до тех пор, пока не выполнишь задание. – С глубоким вздохом император отвернулся от Су Шуня.

В полном замешательстве Су Шунь пожелал Его Величеству доброго здоровья. В то же время и меня он одарил на прощание свирепым взглядом. Было ясно, что проявленное ко мне уважение Сянь Фэна он рассматривает, как личное оскорбление.

И действительно, ему не понадобилось Схема Запретного города 20 страница много времени, чтобы распустить обо мне разные слухи. Он предупреждал двор о том, что у меня неуемные амбиции и что я собираюсь со временем захватить трон. Особенно его происки удались в отношении консервативных представителей родовой знати, которые сообща выступили с протестом. Они побуждали Его Величество выставить меня из своей резиденции.

Принц Гун встал на мою сторону. Ему было прекрасно известно состояние ума его царственного брата. Без меня Его Величество вообще перестал бы являться во Дворец духовного воспитания. По мнению принца Гуна, гораздо большую опасность для государства представляли амбиции как раз самого Су Шуня.

Доктор Сан Баотянь рекомендовал Его Величеству соблюдать полный покой Схема Запретного города 20 страница, и поэтому мы снова переехали в Большой круглый сад. Зима была в самом разгаре, поникшие и побуревшие растения лежали на земле, как замерзшие волны. Дул пронизывающий ветер. Замерзшие ручьи, петляющие по всему саду, напоминали разбросанные повсюду грязные веревки. Император Сянь Фэн сказал, что они напоминают ему кишки, которые вывалились из брюха убитого животного.

Наш покой был нарушен только однажды, когда со срочными новостями во дворец прибыли сразу оба: Су Шунь и принц Гун. Они подошли к кровати Его Величества с двух сторон и доложили, что англичане и французы требуют аудиенции.

Император сел на кровати:

– Я не могу Схема Запретного города 20 страница их принять, потому что они собираются пересмотреть и подправить заключенные ранее договора. Что еще в них можно пересмотреть и подправить? Просто они ищут предлог для новой атаки.

– Но, может быть, вы все-таки даруете им аудиенцию? – настаивал принц Гун. – В данный момент очень важно просто поддерживать переговорный процесс. Моя комиссия «Цзюньли Ямен» сможет поработать в нужном формате, пока Вашему Величеству не станет лучше...

– Глупости! – тут же вспылил Су Шунь, указывая пальцем на принца Гуна. – Нам не нужны эти ваши заклинатели зубной боли!

Сянь Фэн поднял руку, чтобы успокоить строптивого министра. Ему было ясно, что двор в данной ситуации раскололся надвое, и Схема Запретного города 20 страница каждый из присутствующих здесь высокопоставленных чиновников возглавляет свою партию, оппозиционную по отношению к другому.

– Аудиенция – это для них слишком жирно, – сказал Сянь Фэн. – Я не могу позволить варварам появляться в Пекине.

В комнату вошла обычная процессия из слуг и евнухов с чаем. Все они были одеты в необыкновенно красивые наряды. Вокруг меня все говорило о нерушимой славе и власти китайского императора Даже сверчки на садовых дорожках отличались здесь неуловимым благородством: толстые и зеленые, они плодились с большим достоинством, не в пример своим простым деревенским собратьям. И вот всему этому скоро может наступить конец.

– Но ведь иностранцы Схема Запретного города 20 страница идут вместе с войсками, – напомнил брату принц Гун после некоторого молчания.

– Смерть им! – закричал Су Шунь дрожащим от гнева голосом. – Ваше Величество, настало время взять английского посла в заложники. Оказавшись в трудной ситуации, он будет вынужден отдать приказ об отведении войск назад.

– А что, если он откажется? – спокойно спросил принц Гун.

– Мы его обезглавим, – ответил Су Шунь. – Поверьте мне, если схватить предводителя, солдаты сдадутся. И тогда мы пошлем генерала Сянь Голинчина с представителями знамен, чтобы собрать головы варваров.

– Вы что, выжили из ума? – не выдержал принц Гун. – Английский посол – это всего лишь представитель своей страны. Схватив его, мы утратим в Схема Запретного города 20 страница глазах мира свой высокий моральный статус. А нашим противникам дадим хороший предлог, чтобы начать новое вторжение

– Высокий моральный статус? – Су Шунь едва не расхохотался. – А каким статусом обладают варвары, если посмотреть на их поведение в Китае? Они выдвигают требования самому Сыну Неба! Как смеете вы выступать на стороне варваров! Кого вы здесь представляете: Его Величество китайского императора или королеву Англии?

– Су Шунь! – Лицо принца Гуна покраснело, руки сжались в кулаки. – Моя обязанность служить Его Величеству без обмана!

Су Шунь решительным шагом подошел к императору Сянь Фэну.

– Ваше Величество, принца Гуна необходимо остановить. Он обманул двор. Он и его тесть ведут переговоры Схема Запретного города 20 страница уже долгое время. Основываясь на статьях договоров, а также на информации, добытой моими агентами, мы можем подозревать, что принц Гун получает от врагов взятки. – Су Шунь посмотрел на принца Гуна таким взглядом, словно собирался его испепелить. – Разве не вы вели дела с нашими врагами? Разве варвары не обещали вам, что, когда они войдут в Запретный город, то вы получите за это свою долю?

Вены на шее принца вздулись и потемнели, брови изогнулись домиком. Он прыгнул на Су Шуня, повалил его на землю и начал избивать.

– Прекратите! – закричал император Сянь Фэн. – Что за манеры! Я разрешаю Су Шуню говорить Схема Запретного города 20 страница все, что он считает нужным!

Слова императора сразили принца Гуна наповал. Он опустил руки и бросился перед Его Величеством на колени.

– Мой царственный брат, – сказал он. – Мы ничего не достигнем, если схватим посла. Клянусь своей головой. Тем самым мы только усугубим наше собственное положение. Вместо того, чтобы повернуть назад, они пошлют к нашим берегам флот. Поверьте мне, я долго изучал ситуацию и знаю их образ действий.

– Разумеется, – пробормотал Су Шунь, поднимаясь на ноги и отряхивая платье. – Слишком долго, чтобы установить с ними связи и забыть о том, кто вы такой.

– Еще одно слово, Су Шунь, – сжав зубы, произнес принц Гун Схема Запретного города 20 страница, – и я вырву у вас язык!

Несмотря на все предупреждения Гуна, был выпущен эдикт о захвате английского посла. После этого в течение нескольких дней в Запретном городе царило спокойствие. Пекин отреагировал на новости с большим энтузиазмом. Все восхваляли Су Шуня как героя. Однако вслед за этим едва ли не немедленно пришли донесения о том, что вдоль береговой линии начались новые атаки иностранцев. Бумаги, присылаемые Его Величеству с границы, пахли порохом и кровью. Скоро этих бумаг стало так много, что у меня не хватало сил их просматривать. Они кипами громоздились вдоль стен. Ситуация разворачивалась в точности так, как предсказывал принц Схема Запретного города 20 страница Гун.

Август 1860 года был худшим месяцем в жизни Его Величества. Ничто не могло уже остановить варваров. Принц Гун был лишен всех своих постов, а его комиссия Цзюньли Ямен – распущена. Англичане подошли к Китаю с 173 кораблями и 10 000 солдатами, французы – с 33 кораблями и 6000 солдатами. Они называли себя союзниками. К ним присоединились русские. Все вместе они высадили в заливе Чийли сухопутные силы в количестве 18 000 человек.

Форсируя мощные фортификационные сооружения, воздвигнутые в устье Желтой реки и на побережье, союзники высадились на берег, утопая по колено в иле, и огнем проложили себе путь на твердую землю. Отсюда они начали двигаться к Пекину. Генерал Сянь Схема Запретного города 20 страница Голинчин, командующий императорскими войсками, послал императору депешу, в которой извещал Его Величество о том, что сам он приготовился умереть. Другими словами, это означало, что все надежды на оборону столицы рушились.

Остальные доклады рисовали храбрость наших войск и патриотизм, но это наполняло мое сердце еще большей горечью. Древний китайский способ ведения войны стал уже анахронизмом: только бамбуковые стены защищали наши форты и окружающие их системы траншей и дерновых дамб. Нашим солдатам вообще не давали возможности продемонстрировать свои боевые искусства: их убивали прежде, чем враг попадал в их поле видимости.

Монгольская кавалерия была знаменита своей неукротимостью. Три тысячи всадников сгинули в один Схема Запретного города 20 страница день. Западные пушки смели их, как осенние листья на северном ветру.

У императора Сянь Фэна снова началась лихорадка Она отнимала у него столько сил, что он больше не мог есть. Двор каждый день ждал известий о его кончине. Когда лихорадка слегка отступила, император попросил меня набросать пять эдиктов, которых немедленно следовало отправить генералу Сянь Голинчину. От имени Его Величества я писала генералу, что ему необходимо за пять дней собрать войска со всех частей страны, и во главе их для проведения контратаки встанет легендарный генерал Шэн Бао. Таким образом, наши войска получат подкрепление в количестве двадцати тысяч пехотинцев и семи Схема Запретного города 20 страница тысяч кавалеристов. В следующем эдикте Его Величество обращался к народу:

– Вероломные варвары собираются уничтожить нашу веру в гуманность. Они уже продвигаются к Туньхуа. Без всякого стыда они открыто заявляют о своем намерении заставить меня назначить им аудиенцию. В противном случае они угрожают, что не смогут более оказывать нам снисходительность и будут вынуждены рассматривать ее как нарушение долга перед империей.

– Несмотря на то, что состояние моего здоровья очень тяжелое, я не вижу другого выхода, как только сражаться до последнего вздоха. Я понял, что далее поддерживать мир и согласие без применения силы невозможно. Поэтому я приказываю вам, мои армии и народ Схема Запретного города 20 страница всех рас и национальностей, вступить в сражение. Тех, кто проявит мужество, я щедро награжу. За каждую голову черного варвара (то есть представителя британских подразделений сикхов) я заплачу пятьдесят таэлей, за каждую голову белого варвара – сто таэлей. Статьи прежних договоров не будут нарушены, как скоро англичане и французы проявят раскаяние и сойдут с путей зла. Я снова разрешу им, как раньше, вести торговлю на нашей земле. Но пока еще есть время, я жду от них покаяния.

В течение нескольких дней шли непрерывные дожди, и Дворец блистательной добродетели промок от сырости. Мы чувствовали себя так, сложно живем в большом Схема Запретного города 20 страница гробу. Рядом с кроватью Его Величества был воздвигнут временный трон, поднятый на небольшое возвышение. Все большее число министров требовали себе экстренных аудиенций. У них был такой вид, словно они уже потерпели поражение. На этикет больше никто не обращал внимания, люди громко кричали и ругались в присутствии императора. Некоторые выходили без разрешения посередине дискуссии. С границы приходили сведения об ураганных артиллерийских и ружейных обстрелах. Полулежа на стуле, император читал последние сводки. Лихорадка снова к нему вернулась. Евнухи постоянно обкладывали его тело и лицо мокрыми полотенцами. Пальцы его дрожали, и он едва мог переворачивать страницы.

Через два дня начали приходить Схема Запретного города 20 страница известия о поражении. Первым пал верхний северный форт, взятый после интенсивного обстрела вражескими орудиями с разных сторон. Сянь Голинчин докладывал, что поражение обусловлено тем, что снаряды подожгли пороховые склады, которые взорвались.

21 августа Сянь Голинчин окончательно капитулировал, и все форты Дагу пали. Дорога на Пекин была открыта. По сведениям, союзники находились уже в двенадцати милях от столицы. Прибыли подразделения генерала Шэн Бао, но повлиять на ситуацию они уже не могли. За день до этого генерал потерял свою последнюю дивизию.

Чиновники сновали на аудиенции, как вырезанные из бумаги персонажи театра теней. Их ритуальные слова с пожеланиями Его Величеству долголетия потеряли всякий смысл. Висящая в Схема Запретного города 20 страница воздухе сырость казалась осязаемой на ощупь. По всему саду в огромных количествах повылезали жабы. Казалось, они вообще потеряли способность двигаться. Я приказала евнухам убрать жаб хотя бы с дорожек, но через час они снова высыпали повсеместно и в тех же несметных количествах.

Генерал Сянь Голинчин стоял на коленях перед Его Величеством Он молил о наказании, которое ему было даровано. Он был лишен всех своих званий и отправлен в ссылку. На прощание он обратился к Его Величеству с просьбой, не выслушает ли он его последний совет.

– Разрешаю, – пробормотал в ответ Сянь Фэн.

– Скоро полнолуние... – начал было Сянь Голинчин.

– Ближе к Схема Запретного города 20 страница делу, – нетерпеливо перебил его император, подняв глаза к потолку.

– Я... – Дрожащими руками генерал вытащил из внутреннего кармана своего платья тонкий свиток и передал его главному евнуху Сыму.

Сым развернул свиток и показал его императору.

– Поезжайте в Ехол, – прочитал тот и обернулся к генералу. – Что ты имеешь в виду?

– Поезжайте на охоту, Ваше Величество, – пояснил Сянь Голинчин.

– На охоту? Ты полагаешь, что у меня сейчас есть настроение охотиться?

В ответ Сянь Голинчин осторожно объяснил: пришло время покинуть Пекин и забыть о соблюдении приличий. Генерал предлагал императору воспользоваться традиционными охотничьими угодьями в Ехоле в качестве временного прибежища на период Схема Запретного города 20 страница бегства. По мнению генерала, ситуация стала необратимой: Китай пал. Враги со дня на день арестуют Сына Неба и лишат его всех привилегий.

– Орхидея, – простонал Его Величество, пытаясь сесть, – подойди сюда, у меня что-то с грудной клеткой. Словно там полно семян, которые вдруг все собрались прорасти. Когда я дышу, то слышу, как по ним гуляет ветер.

Я начала мягко массировать его грудь.

– Так вы соглашаетесь ехать на охоту? – настойчиво переспросил Сянь Голинчин.

– Если ты мне не верить, можешь сама дотронуться до живота. – Его Величество словно бы не слышал слов генерала. – А теперь постучи. Ты услышишь пустой звук.

Мне стало Схема Запретного города 20 страница жаль Сянь Фэна, у которого не было слов или понимания того, что с ним происходит. Гордость ему изменяла, хотя смотреть на себя иначе, как на господина вселенной, он все равно не мог. Он попросту не знал, как может быть по-другому.

– В таком случае я прикажу подготовить охотничий дворец, – сказал Сянь Голинчин и, пятясь, вышел из зала.

– А за кроватью завелась крыса! – истерически вскрикнул Его Величество. – Она сделала себе нору из всяких тряпок и вывела там крысят! В моем дворце полно крыс! Чего же ты ждешь, госпожа Ехонала? Ты собираешься ехать вместе со мной на охоту в Ехол?

Я Схема Запретного города 20 страница лихорадочно думала. Неужели у нас нет другого выхода, кроме как покинуть столицу? Оставить страну варварам? Мы уже потеряли порты, крепости и береговые укрепления, но мы не потеряли свой народ! Если народ с нами, то нам просто необходимо остаться в Пекине, чтобы, когда подойдут варвары, оказать им сопротивление.

Будь император Сянь Фэн сильным человеком, он бы вел себя по-другому. Он бы стал образцом для других и повел народ на войну. Он бы сам поехал на границу и там сражался! И если бы даже он там умер, то все равно китайская честь и его имя были бы спасены. Но император Схема Запретного города 20 страница не был сильным человеком.

К обеду приехала Нюгуру с Тун Чжи. Несмотря на погоду, мальчик выглядел здоровым и веселым и в своей белой шубке напоминал крепко скатанный снежок. Его покормили голубиным мясом с тонкими ломтями поджаренного хлеба, и он тут же затеял с Ань Дэхаем игру, называемую «Привяжи – развяжи». Сянь Фэн наблюдал за сыном, лежа на кровати. Он тоже смеялся и подзадоривал ребенка смелее наступать на евнуха. Я решила, что наступила подходящая минута для разговора.

– Ваше Величество! – начала я, стараясь ничем не выдать своей запальчивости. – Не кажется ли вам, что дух народа окончательно будет сломлен, если император... его покинет? – Я чуть Схема Запретного города 20 страница было не сказала «сбежит». – Дракону нужна голова. Опустевшая столица подтолкнет многих к воровству и разбоям. В период династии Хань император Чу Веньван тоже решил скрыться на время государственного кризиса, и в результате он потерял уважение своего народа.

– Как смеешь ты делать такие сравнения! – рассвирепел император, выплевывая на пол чайные листья. – Я решил уехать ради безопасности своей семьи, включая тебя, между прочим!

– Мне кажется, что демонстрация народу нашей силы – сейчас самая важная задача для выживания страны, – мягко возразила я.

– Я не собираюсь сейчас это обсуждать. – Его Величество позвал сына и сам начал с ним играть. Тун Чжи Схема Запретного города 20 страница громко смеялся, прятался от отца под стулом.

Я не обращала внимания на Нюгуру, которая жестами указывала мне на неуместность этого разговора

– Если бы с такой ситуацией столкнулись дед Тун Чжи или его прадед, то они бы остались, – твердо продолжала я.

– Да, но они не сталкивались с такой ситуацией! – снова вспылил Сянь Фэн. – Они сами вызывают во мне негодование, потому что именно они оставили мне в наследство такой хаос. Когда в 1842 году началась первая Опиумная война, я был всего лишь ребенком. И после смерти отца не унаследовал ничего, кроме неприятностей. Сейчас я не могу думать ни о чем другом, кроме как Схема Запретного города 20 страница о тех контрибуциях, которые нас принуждают платить. По восемь миллионов таэлей каждой стране! Откуда мне их взять?

Мы спорили до тех пор, пока он не приказал мне убираться в свои покои. Его последние слова звучали в моих ушах еще очень долго:

– Услышу от тебя еще одно слово – и дарую тебе веревку для повешения!

Нюгуру пригласила меня на прогулку в свой сад. Она сказала, что на ее растения напала какая-то неизвестная болезнь, что-то вроде моли.

Я отнекивалась, говоря, что у меня сейчас нет настроения заниматься молью.

– Очень хорошенькие бабочки, – словно не слыша моих возражений, продолжала она. – Пойдем и поймаем Схема Запретного города 20 страница их. И забудем про варваров.

Мы отправились каждая в своем паланкине. Я силилась проникнуться настроением Нюгуру и порадоваться ее приглашению, однако на середине пути передумала и приказала носильщикам отнести меня во Дворец блистательной добродетели. К Нюгуру я послала евнуха с извинениями, говоря, что решение императора покинуть столицу поразило меня до глубины души.


documentalplqcv.html
documentalplxnd.html
documentalpmexl.html
documentalpmmht.html
documentalpmtsb.html
Документ Схема Запретного города 20 страница